Почему Беларусь не спешит обзавестись омбудсменом?

«Манекен» или настоящий защитник — Совет ООН по правам человека рекомендовал официальному Минску создать институт по правам человека до начала 2014 года.

— Мы прекрасно понимаем, что в существующих политических условиях омбудсмен вряд ли будет полностью независим от власти, но вводить этот институт необходимо, — считает руководитель Центра правовой трансформации Lawtrend Елена Тонкачева.

Тогда возникает вопрос о финансировании нового института.

— Конечно, должна быть отдельная строка в бюджете на финансирование деятельности омбудсмена и его аппарата. Иногда уполномоченные по правам человека реализуют совместные проекты с общественными организациями, где идет смешанное финансирование, но все же содержание института во всех странах ведется из госбюджета, — уточняет правозащитница.

Елена Тонкачева считает, что в сложившейся ситуации эффективнее может работать единый представитель со своим аппаратом и рядом консультантов по узким вопросам.

Члены женских организаций настаивают на политике «мелких шагов» — от специализированных уполномоченных до единого центрального аппарата.

Комитет ООН по ликвидации дискриминации в отношении женщин рекомендует белорусскому правительству ввести пост омбудсмена по правам женщин или создать независимый правозащитный орган, наделенный правом рассматривать жалобы о нарушении прав женщин.

Эта норма вошла в концепцию закона о гендерном равенстве. Юрист «Правозащитного альянса» Антонина Ковалева поясняет, что омбудсмен должен рассматривать жалобы на нарушение гендерных прав, предоставлять ежегодный доклад о соблюдении законодательства о равных правах и равных возможностях мужчин и женщин, вносить предложения об изменениях и дополнениях в законодательство для обеспечения равных прав мужчин и женщин.

Ввести уполномоченного по правам ребенка в Беларуси пыталось представительство ЮНИСЕФ. По словам заместителя представителя Ирины Чутковой, был разработан пилотный проект по Минску, согласованный с местными властями. Но в последний момент инициаторам отказали.

— В Литве институт омбудсмена формировался именно от наблюдателя по гендерной проблематике. И сейчас большинство обращений связано именно с гендерной дискриминацией, потому что эта тема широко освещалась, — отмечает член Национального совета по гендерной политике Людмила Петина.

Что мешает власти ввести институт омбудсмена?

К вопросу создания учреждения по правам человека белорусские власти обращались не раз. Первый раз создание такого учреждения предусматривалось еще двадцать лет назад в концепции судебно-правовой реформы. Затем на протяжении десятилетия дважды появлялись законопроекты об омбудсмене. В 2010 году Совет ООН по правам человека утвердил доклад по итогам пройденного Беларусью Универсального периодического обзора по правам человека (УПО).

Официальному Минску рекомендовали создать институт по правам человека до рассмотрения следующего УПО в начале 2014 года.

Полгода назад бывший председатель Конституционного суда Григорий Василевич предоставил власти и обществу свое видение этого института в Концепции Национального учреждения по правам человека в Беларуси.

По мнению Василевича, уполномоченный должен быть связующим звеном между органами власти для решения вопросов практического характера. Омбудсмену закладываются широкие полномочия. Наиболее проблемными сферами для мониторинга названа, в частности, пенитенциарная система Беларуси.
Григорий Василевич отправил документ всем заинтересованным госструктурам, но за полгода на него отреагировало только Министерство по чрезвычайным ситуация. Ни МИД, ни Минюст, ни парламент, ни Администрация президента публично концепцию Григория Василевича не комментировали.

Эксперты сходятся во мнении, что введение института омбудсмена зависит от политической воли власти.

«В диктаторских странах омбудсмен играет роль маникена»

В Армении институт омбудсмена действует уже девять лет.

— Институт омбудсмена эффективен в тех странах, где есть четкое разделение ветвей власти. Тогда уполномоченный по правам человека может быть действительно независимым. Это успешно работает в странах Западной и Восточной Европы, где у власти было желание провести демократические реформы. Например, в Польше, — отмечает глава Хельсинкского комитета Армении Аветик Ишханян. — В диктаторских странах омбудсмен играет роль манекена, которого удобно показывать международным наблюдателям, чтобы засвидетельствовать заботу государства о правах человека. Так работают уполномоченные по правам человека в Средней Азии.

Институт омбудсмена был введен в Армении как обязательство перед Советом Европы.

— Теоретически наш омбудсмен независим, он назначается качественным голосованием в парламенте, чтобы оппозиция также участвовала в его назначении. К сожалению, в Европе не знают, что в армянском парламенте преобладает партия власти, именно она назначала двух последних омбудсменов, — говорит Аветик Ишханян. — Но все-таки Армения – не диктаторская страна, поэтому омбудсмен не может все время хвалить власть — общество этого не поймет. Наш уполномоченный по правам человека должен балансировать между интересами власти и общества, при этом оставаться независимым. Задача, прямо скажем, не из простых. Омбудсмена часто критикуют и те, и другие. Однако омбудсмен встречается с правозащитниками, прислушивается к их мнению, — говорит собеседник.

В Украине у гражданского общества также есть вопросы к Валерии Лутковской — ныне действующему омбудсмену. В конфликтах, где государство выступает против гражданина или оппозиции, она часто на стороне власти. Само назначение омбудсмен подвергалось критике – на тот момент Лутковская являлась родной сестрой жены министра юстиции. Однако полностью занять позицию действующей власти омбудсмену не позволяет общественное мнение. Именно поэтому Лутковская назвала применение силы бойцов «Беркута» в отношении митингующих на Евромайдане чрезмерным и открыла собственное производство по фактам произошедшего.

— Омбудсмен всегда под пристальным вниманием власти, общественности, прессы. И если гражданское общество активно, уполномоченному по правам человека не удастся просто «отсидеться» или быть «прикрытием» власти на встречах с евродепутатами. Мало утвердить демократические законы и институты, нужен постоянный общественный контроль, — заключает глава западноукраинского центра «Женские перспективы» Любовь Максимович.

+ Кому в Беларуси не нужен омбудсмен?

Сможет ли обмбудсмен по правам человека в Беларуси быть независимым от властей?

  • Оцени идею:   
  • Проголосовало "ЗА": 5
  • "ПРОТИВ" : 4