Отчего в Беларуси нет своей «Грэмми»?

Почему отечественные музыкальные премии долго не живут и сколько их вообще должно быть, рассуждают белорусские музыканты и продюсеры накануне подведения итогов новёхонькой премии Rock Profi на закрытой церемонии вечером 16 апреля.

В 2012 году в Беларуси с большим или меньшим размахом состоялись шесть различных музыкальных премий. Много это или мало для нашей страны, и какие награды действительно нужны отечественным исполнителям?

Премия Rock Profi учреждена руководителем проекта Experty.by Дмитрием Безкоровайным и руководителем студии звукозаписи «Осмос» Павлом Юрцевичем.

По задумке, награды музыкантам присуждают… сами музыканты. Точнее, те из них, кто выпустил за последние три года полноформатный альбом. Итоговое мнение жюри из почти 60 человек будет озвучено на закрытой церемонии.

Но вот ведь парадокс: объявляются новые премии, а в лауреаты попадает, в основном, один и тот же небольшой круг исполнителей. На победу в главных номинациях Rock Profi, например, с наибольшей вероятностью претендуют уже отмеченные пачкой других премий «Серебряная свадьба», «Akute» и обитающий ныне в Москве «Ляпис Трубецкой». Не умаляя ничьих заслуг, все же зададимся вопросом: неужели в Беларуси так мало достойных наград музыкантов? Или это премий на всех не хватает?

Топ-5 отечественных музыкальных премий

Звание самой скандальной по праву принадлежит «Рок-коронации». Чего стоит хотя бы разоблачение донага, не считая боди-арта, гитариста «N.R.M.» Пита Павлова в 2000 году, или демарш коронованной в 2006 году группы «J:Mopc», участники которой отказались выйти на сцену, в связи с тем, что в зале находился кандидат в президенты Александр Милинкевич! Или шокирующая выходка лауреатов 2010 года The Toobes, публично разбивших свою награду о стену. Или демонстративный выход некоторых именитых членов жюри из его состава…

Но именно «Рок-коронацию» большинство опрошенных исполнителей называют самой престижной из полученных ими премий. Сожалеют музыканты лишь о том, что престиж этот остался в прошлом, а достойной альтернативы так и не появилось.

Самой спорной в околомузыкальных кругах признают минкультовскую Национальную музыкальную премию в области эстрадного искусства. Вспоминают как жанровое несоответствие заявленному формату группы «Троіца» (ее участников премия скорее неприятно задела, нежели порадовала), так и отмену зрительского голосования и невнятное присуждение приза зрительских симпатий певице Ирине Видовой. А награда за «Юбилей года» и присутствие среди экспертов певицы Ларисы Грибалевой, получившей в итоге главный приз за «Лучшую песню года», вызывают кривые усмешки.

Заметно выделяется на общем фоне составом судейской коллегии премия Experty.by, которой в связи с этим отходит звание самой народной. В определении победителей участвуют, помимо четырех штатных экспертов, восемь белорусских музыкальных критиков и журналистов, а также пять известных музыкальных критиков из соседних стран — Литвы, Латвии, Украины, России и Польши, и несколько десятков наиболее активных посетителей сайта.

Самая молодая на данный момент премия — Rock Profi. Оценивать ее музыканты до подведения итогов не рискуют, надеясь лишь, что церемония не превратится в очередной «междусобойчик».

Сколько музыкальных премий у белорусов?

«Рок-коронация»

Прародительница и долгожительница среди «суверенных» белорусских музыкальных наград — «Рок-коронация» — стартовала в 1995 году. Главную хрустальную корону, изготовленную на стеклозаводе «Неман», получила группа «Крама», а на церемонии присутствовал тогдашний министр культуры Беларуси Анатолий Бутевич.

В дальнейшем призы (среди которых в разные годы были деньги и/или стиральные машины от спонсоров, спецпризы от фирм и частных лиц) достались едва ли не всем знаковым коллективам Беларуси.

Вынужденные паузы, переезд из столицы в Молодечно, череда скандалов — все это привело к тому, что за последнее пятилетие премия существенно сдала позиции. Каждый год встает вопрос о целесообразности ее продолжения в существующем виде. Тем не менее, переплюнуть «Рок-Коронацию» по значимости и вкладу в развитие белорусского музыкального пространства на данный момент просто некому.

«Золотое ухо»

Музыкальная радиопремия «Золотое Ухо» (с любимой приставкой всех белорусских продюсеров «первая национальная») была запущена отечественным «Альфа-Радио» в 2005 году и состоялась четыре раза.

С учетом специфики, обладателями награды — бронзово-каменной статуэтки в виде левого уха — становились в основном поп-исполнители, приближенные к радиоэфирам.

«Серебряный граммофон»

Телеканал ОНТ велосипед не изобретал и свой музыкальный проект «Серебряный граммофон» по итогам каждого года как под копирку снял с российского «Золотого граммофона». Просуществовал проект с сентября 2005 по 2008 год, финишировав анти-премией, бичующей пафос и гламур местечкового шоу-бизнеса. Собственных премий канал не вручает с 2009 года, ограничиваясь традиционными концертами «Песня года».

«Телепортация»

Рекорд по кратколетию поставила задумка Первого музыкального телеканала «Телепортация» (2005). Несмотря на громкий замах, результат получился копеечным: премия состоялась единожды и ушла в анналы истории практически незамеченной.

«Мистерия звука»

Учрежденная сетью музыкальных магазинов церемония вручения наград «Мистерия звука» впервые прошла в 2006 году. Награждались исполнители не по вкусам поклонников или мифического жюри, а по вполне реальным результатам продаж за предыдущий год. Первые два года номинантов разделяли по стилистическим направлениям, позже просто свели всех артистов в топ-10 самых продаваемых.

К сожалению, после четырех достаточно камерных раздач дипломов и эта премия потихоньку сошла на нет.

Премии проекта «Experty.by»

Первые премии проекта «Experty.by» были вручены в феврале 2009 года. Штатные и внештаные музыкальные эксперты, критики и просто активные слушатели отслеживают и оценивают творчество белорусских артистов. Кстати, на будущий год премию ожидает обновление – по крайней мере, в части состава экспертов-«оценщиков».

Премия Ultra Music Awards

Основанная сайтом ultra-music.com, эта премия существует с 2009 года. Начиналась как хит-парад, в том числе зарубежных исполнителей, но постепенно сместила приоритеты в сторону поддержки белорусских артистов. Церемония их награждения традиционно проходит в форме клубного концерта.

Премия портала «Тузін гітоў»

Музыкальный портал «Тузін гітоў» существует уже десятый год, но свои «именные», интернет-премии вынес на суд и активное участие публики только в 2011 году. Лучшие, по версии портала, коллективы и исполнители получают памятный диплом, живой мини-концерт и больше виртуальный, нежели осязаемый, почет.

Национальная музыкальная премия в области эстрадного искусства

Так назвал свое детище телеканал СТВ, вовремя подключив к нему мощный административный ресурс в лице Министерства культуры. Локальная «музыкальная премия СТВ» проходила в 2009-2010 гг, а первая церемония награждения героев белорусской эстрады состоялась в 2011 году. Кстати, несмотря на младенческий возраст премии, к поощрению ее обладателей организаторы подошли по-взрослому: дипломанты в довесок к цветам и грамотам получили от министерства чеки на сумму от 62 до 95 базовых величин (6,2-9,5 млн белорусских рублей). Нынче это единственная белорусская музыкальная премия, в положении которой прописаны конкретные денежные призы.

«Даём рады»

В феврале текущего года впервые состоялся концерт-премия «Даём рады» от «Еврорадио». Награды — дипломы и стеклянные статуэтки — были вручены в 10 основных номинациях, включая привычные «Группа года» и «Дебют года».

Для оценки заслуг в музыке нужно использовать чистую математику?

Нужны ли в Беларуси новые музыкальные премии? И если да, то какие? Одна воздающая по заслугам и суровому рокеру, и пламенному джазмену, и сакральным хранителям этники, и сладким поп-исполнителям? Или же много наград хороших и разностилевых? Мы расспросили самих музыкантов и продюсеров

 

Фото TUT.by

— Мне абсолютно плевать, будет еще одна музыкальная премия или нет, – рубит с плеча Павел Каширин, соорганизатор «Рок-коронации» (2009-2012), организатор фестиваля «Рок па вакацыях». — Лично мне от этого ни холодно, ни жарко. Создается что-то новое? Пусть будет — ведь каждая премия организуется для чего-то. Например, в этом году «Рок па вакацыях» исполнится 20 лет, и мы его обязательно проведем осенью, а где и как — уже другой вопрос.

К болезненному для многих музыкантов вопросу о денежной составляющей той или иной премии Павел подходит с пониманием:

— Это раньше попасть в список номинантов «Рок-коронации» уже было престижным, а событие в р ὀ ковом и околороковом сообществе считалось знаменательным. За те давние годы говорить не могу, а в последнее время — да, мы оплачивали музыкантам участие в концертах. Вообще, на мой взгляд, для того, чтобы поддерживать определенный статус премии, необходимо привлекать авторитетных профессионалов — как в состав жюри, так и на сцену; ну и гонорары должны присутствовать, безусловно. Но я считаю, что исполнителям необходимо контролировать свои финансовые аппетиты, чтобы организаторы не зависели в этом смысле от музыкантов. В прошлом году перед фестивалем «Рок па вакацыях» одна известная группа заломила такой ценник, что мы отказались от ее участия. А вообще все эти вопросы решаемы и обсуждаемы в личном порядке, по-дружески.

Фото www.gazetaby. com

Никаких объективных премий при существующей ситуации быть не может, с горечью замечает лидер группы «Крама» Игорь Ворошкевич:

— То, что происходит сейчас в белорусской музыке — это дурдом, по-иному не скажешь: все эти запреты, снятия запретов, при этом нет нормальных программ и условий для их появления ни на радио, ни на телевидении… Даже те награды, что нам давали, тяжело назвать действительно престижными. Возможно, такой была в самом начале «Рок-коронация», но потом и с ней начало твориться что-то непонятное.

Многие номинации зачастую высасывались из пальца, к примеру, «Традыцыі і сучаснасць», которую нам присуждали, больше походила на поощрительный приз.

Новые премии, безусловно, нужны, считает продюсер и автор текстов песен Владимир Кубышкин:

Фото www proza.ru

— Хотя я убежден, что никакие премии и дипломы не заменят признания зрителя — а его легко отследить по количеству скачанных треков, распроданных билетов, — но и официальное признание является очень сильным мотивационным фактором. Мне, например, в прошлом году было очень приятно получить государственную премию в качестве лучшего продюсера, хоть я и считаю себя в первую очередь автором песен. И для Ани Шаркуновой, которая изменила белорусскую сцену в сторону эстетики и интеллигентности, звание лучшей певицы многого стоит.

Учредит ли новые премии государство, сообщество критиков или конкретное предприятие, на взгляд продюсера, далеко не самый важный момент. В первую очередь, организаторам необходимо помнить, что каждая премия — это определенный бренд, претендующий на значимость и объективность оценки. А значит, награда должна быть прозрачной, с понятными всем критериями, по которым оцениваются участники. Определить, кто на что наработал, на взгляд продюсера, весьма просто. Нужно, по примеру «Грэмми», использовать чистую математику: кто из артистов сколько дисков продал за год, чьи треки в интернете чаще скачивали за плату, билеты на чьи концерты раскупались полностью.

— В идеале лауреат премии должен получать не диплом, а что-то более весомое, — согласен Владимир Кубышкин, — то, за что люди начнут бороться. Это должны быть абсолютно реальные деньги, не условная сумма в белорусских рублях, а величина, достаточная, к примеру, для записи песни. Но тут всплывает обратная сторона медали: как только награды станут значимыми, тут же включатся коррупционные механизмы: родственные связи, давление на членов жюри, протекции из высоких кабинетов. Уйти от этого действительно сложно.

Во избежание кривотолков и упреков в субъективности продюсер предлагает учитывать мнение «не пяти «свадебных генералов» в жюри, а сотен, если понадобится, тысяч специалистов», чтобы составить полную картину. В идеале должна получиться глобальная музыкальная премия, общий праздник и великолепное шоу, в том числе телевизионное.

Фото euroradio.fm

— Идеальной премии — по-настоящему авторитетной, которую все признавали бы и цитировали, наверное, не было вовсе, — склонен к пессимизму музыкальный критик, соавтор «Энциклопедии белорусского рока» Витовт Мартыненко. — Более или менее демократичной была «Рок-коронация»: народу в уголке своей хатки позволяли что-то пискнуть. Лауреаты этой премии — Вероника Круглова, Кася Камоцкая, Игорь Ворошкевич и все остальные – это действительно фигуры. Разве что группу «Уліс» в свое время проглядели. Но проблема в том, что во многом судьбу наград решали не профи, а деньги продюсеров и личные «терки». А премии, которые проходят теперь – я не знаю, кто дает на них деньги, и останутся ли эти награды хотя бы в памяти, не говоря уже об истории.

Вот, кстати, был я на концерте Ultra Music Awards. Подходит какая-то группа, кладет диски на стол; никто из покупателей ими не заинтересовался, хотя мы предлагали посмотреть, ознакомиться. А потом, когда проходил очередной этап премии UMA, оказывается, эта группа – лауреат премии! По каким критериям тогда давали приз, если людям они не интересны – за технику игры? Так разве это культурное событие, открытие чего-то нового и значимого? Для чего тогда премии с кучей награжденных, если потом эти лауреаты не могут выступить на разогреве у какой-то реальной звезды? Это как с народными писателями: их много, но далеко не всех люди не читают. А Короткевич вот не народный, так что, его не читать? Так и в музыке: есть ряд давних лидеров, а новые герои исчезают раньше, чем успевают запомниться. Таланты нужно беречь, это Божий дар. Увидел кого-то достойного – купи диск, билет на концерт, книгу, поддержи действительно талантливого человека, не дай ему пропасть. Премиями тоже можно и нужно поддерживать. Но присуждать награды и денежные призы должны действительно признанные профессионалы и активные слушатели.

  • Оцени статью: