Почему священнослужители ездят на «бумерах», а проповеди читают с «айпедов»

А также, что объединяет печатный станок и пятый «айфон» и как церковь использует социальные сети, рассказывает архимандрит Иоасаф, внешность которого разрушает все стереотипы об аскетичном монахе.

Архимандрит Иоасаф, первый заместитель Главы Синодального отдела Украинской православной церкви по работе с молодежью, один из организаторов международного форума Quo vadis? Это интеллектуальная площадка, которая позволяет молодым людям встречаться, общаться, обсуждать различные вопросы, касающиеся церкви и современного общества. Мероприятие международное, в последний раз оно проходило в Беларуси, в поселке Нарочь Мядельского района.

Фото Игоря Ждановича

— Вы — молодой священник, рядом с которым на столе сейчас лежат дорогие телефоны. И я просто уверена, что где-то неподалеку припаркован не самый дешевый автомобиль. Может, не случайны нападки на церковь, которая «дорогого стоит»?

— Я был в Ираке, где, выезжая за территорию лагеря, нужно было себя обезопасить: надеть бронежилет, каску, сесть в надежную технику, которой на тот момент был БТР. Это защищало и меня, и товарищей. В жизни — так же. Любую технику нужно использовать для добра, а не для хвастовства.

Почему сейчас люди так много внимания обращают на то, что у нас в руках, в каком доме мы живем? И это касается не только священников. Прежде всего, это связано с завистью.

А от священников всегда что-то требуют. Вот представьте, приезжаю я с грязными руками, а у меня спрашивают: «Батюшка, а почему у Вас грязь под ногтями?». Тут не объяснишь, что днями приходиться чинить старый «жигуленок» — обвинят же все равно в антисанитарии.

Мне нужно быть не только опрятным, но и способным 24 часа в сутки без проблем завести автомобиль и поехать туда, где во мне сейчас нуждаются. Как иначе добраться до глухой деревни, например? Это дает мне право ездить на хорошей машине. В то же время священник носит всегда одну и ту же одежду: черный подрясник, черную рясу, крест священнический.

Здесь вступает в битву антиклерикализм — людям просто-напросто необходимо опорочить церковь. Когда я прихожу к врачу, я же не смотрю, какая машина стоит под окном, я же пришел искать исцеления. А кто смотрит? Как раз тот, кто не ищет исцеления, а хочет оправдать собственную болезнь.

— Существует мнение, что церковь богатеет за счет верующих…

— Священник, епископ, монах — частная собственность церкви, раб церковный. Когда священник умирает, церковь с золотыми куполами, которую он построил, на которую, вероятнее всего, «угрохал» всю свою жизнь, не передается по наследству! В приход приезжает другой священник, у которого есть собственная семья. Любое материальное благо, которое накапливается в церкви, принадлежит, прежде всего, самой церкви.

Если я умру, на мою машину, эту, на которой я приехал в Беларусь, садится другой священник, а телефоны раздадут братьям — кому что нужно. Все будет продолжать служить церковной проповеди.

— По-вашему выходит, что с «айпедов» и «айфонов» читать проповеди не только можно, но и нужно…

— Уточню: читать проповеди нужно не с «айпедов» и «айфонов», а из сердца. А вот использовать для этого современную технику можно. Напомню опять о войне: выигрывает та армия, которая лучше оснащена. Давайте посмотрим, кто является двигателем прогресса? Церковные люди Кирилл и Мефодий, которые придумали азбуку. Иван Федоров, который был монахом, напечатал первую в Киевской Руси книгу – Евангелие. Как видите, много инновационного в мир привнесли как раз религиозные люди, использовавшие новую для их времени технику. Тогда печатный станок был как сейчас «айфон» пятый. Другой вопрос: как это использовать? В тот же самый телефон можно закачать электронную Библию, Псалтырь. В интернет можно заходить, чтобы посмотреть житие сегодняшнего святого, а можно — чтобы читать антиклерикальные статьи и пыхтеть злобой на весь мир.

– Как, на Ваш взгляд, церковь может использовать новые медиа – блогосферу, социальные сети?

– Социальные сети, признаться, я больше ругаю. Они заставляют человека окунаться в интернет-пространство для того, чтобы не ехать на встречу, например, к любимому человеку. Одно дело, конечно, когда двое находятся в разных точках мира. Если они так общаются между собой – это великолепно! Однако когда молодой человек пишет стихи о любви в соцсети своей подруге, которая живет в этом же городе… Такие отношения вызывают сомнения. А поговорить вживую слабо или лень?

Помните героя из фильма «Ирония судьбы», который сказал: «Мы перестали лазить в окна к любимым женщинам»? Зло социальных сетей в том, что люди перестают общаться. И вот это как раз проблема. Ее не удастся решить, если человек не будет трезво оценивать собственные силы, собственную жизнь.

Я не за тот образ жизни, который заставляет человека сидеть на диване и смотреть телевизор, а за тот, который заставляет человека выходить на улицу, радоваться природе и ехать к любимой, даже если на край земли.

— А Вы присутствуете в социальных сетях?

— Конечно! Однако в социальных сетях я поставил четкие рамки: общаюсь только с людьми, которые находятся в других городах. Через социальные сети мне присылают документы, которые нужно внимательно почитать, ту информацию, которую нельзя сказать по телефону или это будет очень долго.

Пример — Форум Quo vadis? Две стороны, Украина и Беларуси, смогли организовать международное мероприятие благодаря соцсетям.

Не стоит забывать телефон — иногда проще позвонить. У Высоцкого есть песня «07». Она о том, как он там звонил своей любимой Марине Влади, начиная каждый вечер с 07. Сколько нужно было сил и внутреннего потенциала, чтобы ни с первого, ни даже с десятого раза дозвонится к любимой. Сейчас, когда все стало намного проще, облегчая себе жизнь, не стоит облегчать ее везде. Нужно бороться за личное общение. Никакие скайп-конференции не заменят реального форума или фестиваля.

— Вы похожи на человека, который ломает стереотипы…

— Мне не раз говорили, что я не похож на монаха. Большинство из нас рисуют монаха человеком аскетичного вида: худого и бледного, с впалыми щеками, такого, который постоянно держится за стенки и шатается от ветра… Как видите, я даже внешне не такой, занимаюсь спортом, стараюсь поддерживать физическую форму.

Большинство существующих стереотипов — это не больше, чем стереотипы. Я приводил пример церковных людей, которые стали двигателями прогресса. Человек верующий знает, как правильно прожить жизнь, это дает ему возможность жить не только правильно, но и счастливо.

Надо смотреть не на стереотипы, а на настоящую церковную жизнь, ведь это — молодые люди, которые хорошо одеваются, образованны, начитанны. Они просто хотят чего-то большего, а не просто заработать первый миллион. Верующий задействует все сферы своей деятельности: и материальную, и душевную, и, что самое важное, духовную. Человек живет полноценно, потому у него больше радости. Это опять затрагивает тему антиклерикализма: навязывание стереотипов выгодно людям, которые находятся под властью темных сил, страстей. Всему свое время — придет и время разрушения «стереотипов длинных юбок и угрюмых лиц».

— Какие у Вас планы на жизнь? Чего Вам сейчас не хватает?

— Честно сказать, мне всего в жизни хватает. Не хватает, как любому церковному человеку, святости. Мои планы на жизнь? Жить по Евангелию. Стараться жить по Евангелие и пытаться что-то в своей жизни менять. Не перегорать, а постоянно к чему-то стремиться. Особенно к внутреннему миру, не комфорту, а к миру.

+ В Беларуси все церкви равны, но некоторые — равнее

  • Оцени статью: