Белорусские студенты бегут от национальной высшей школы

Белорусская высшая школа обеспечила впечатляющий охват населения ценой заметного снижения академических стандартов и качества подготовки специалистов.

Образовательная политика любой страны преследует цель сбалансировать три основных параметра образовательной системы: доступность, качество и затраты. В чем конкретно б елорусское образование проигрывает европейскому — анализирует эксперт в сфере образования профессор Владимир ДУНАЕВ .

Белорусы образованные, но бедные

— При всех проблемах высшего образования в мире его доступность увеличивается, не так ли?

— Безусловно. Отмечу, что в Беларуси не рассчитываются такие важные прогнозные индикаторы, как ожидаемый показатель поступления или ожидаемый показатель выпуска. Кроме того, Белстат дает сведения об уровне образования в иных возрастных интервалах, чем принято в отчетах Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР). Однако это не исключает возможности сравнивать тренды.

Итак, доступность наиболее очевидно проявляется в уровне образованности населения. В странах ОЭСР наблюдался устойчивый рост образованности. Число обладателей дипломов о высшем образовании (включая бакалавриат и магистратуру) возросло с 1997 по 2010 год в группе 25-64 года с 21% до 31%.

Среди молодежи в возрасте 25-34 года насчитывается 38% получивших образование третичного уровня, а в группе 55-64 — 23%. Прогнозируется, что 62% сегодняшней молодежи в Европе в течение своей жизни будет получать высшее образование.

В Беларуси мы наблюдаем те же тенденции роста образованности населения. По данным ЮНЕСКО, в интервале 1999-2009 годы так называемый общий показатель регистрации или доля лиц с высшим образованием в Беларуси выросла с 51% до 77%. При этом быстрыми темпами шел процесс феминизации.

— Какое влияние на сферу оказывает феминизация высшего образования?

— Растет число образованных женщин — и у нас, и в странах Западной Европы. Если в 1999 году доля мужчин с высшим и послевузовским образованием составляла среди населения Беларуси 44%, а женщин 58%, то в 2009 разрыв в уровне образованности еще больше увеличился в пользу женщин — 63% и 91%.

Как и в странах ОЭСР, белорусское образование сталкивается с задачей преодоления дефицита инженерных кадров и отсутствием достаточной мотивации у молодых людей для поступления на специальности этого профиля. Одна из причин — при общей феминизации высшего образования медленный рост доли женщин в программах инженерного образования.

— И все же наверняка нашу систему образования что-то отличает от европейской?

— Прежде всего, это касается архитектуры высшего образования. Хотя Болонскую декларацию подписали далеко не все страны ОЭСР, влияние Болонского процесса сказывается и за границами Европейского пространства высшего образования. Таким образом, если в странах ОЭСР (по состоянию на 2010 год) 15% студентов получают магистерскую степень, то в Беларуси, по данным Минобразования, только 1,15% от общего числа студентов обучаются в программах второго цикла. При сокращенном первом цикле отсутствие реальной перспективы получения второй академической степени может означать серьезное снижение качества профессиональной подготовки в системе высшего образования Беларуси.

Еще одним отличием белорусского высшего образования от высшей школы в Европе является недостаточное развитие программ третьего цикла (аспирантура, докторантура). Доля аспирантов и докторантов в Беларуси в два раза ниже, чем в среднем в странах ОЭСР. Еще более снижает значимость программ этого уровня в нашей стране низкая эффективность аспирантуры. Только 3,2% обучающихся на таких программах успешно их завершают.

В Беларуси можно констатировать необычное сочетание высоких показателей образованности людских ресурсов со сравнительно низким душевым доходом.

В странах ОЭСР, по данным отчета «Education at a Glance» за 2012 год, 20% студентов, поступивших в 2010 году, были старше 26 лет. У нас сворачиваются масштабы заочного обучения под предлогом его низкого качества, а это не облегчает доступ к высшему образованию людям старших возрастов. По данным Минобразования, в том же 2010 году в составе студентов было только 13% лиц в возрасте старше 26 лет.

Малобюджетное образование не может быть качественным

— Что можно сказать о качестве образования?

— Для оценки качества образования и его отдачи мы не можем воспользоваться стандартными индикаторами, принятыми в ОЭСР. В Беларуси не проводятся исследования по методике PISA (Programme for International Student Assessment), нет оценки отдачи от инвестиций в образование на основе расчетов NPV. А именно эти расчеты делаются в отчетах ОЭСР как для частной, так и для общественной отдачи от инвестиций в образование. Как для монетарной, так и для немонетарной отдачи.

Беларусь не предоставляет достаточно информации для оценки вклада высшего образование в рост ВВП и социальных последствий полученного образования. Методики расчета всех таких показателей постоянно совершенствуются в исследованиях ОЭСР, и они могли бы помочь прояснить ситуацию с причинами экономической неэффективности высшего образования Беларуси. Пока о качестве образования можно судить косвенным образом по двум доступным показателям: затратам на образование и международной привлекательности белорусской высшей школы.

— Затраты на образование у нас ниже, поскольку и бюджет меньше, чем в развитых странах...

— Да, но речь о другом. Белорусское образование все в большей степени становится жертвой образовательной политики, направленной на минимизацию государственных расходов на образование в противоположность росту финансирования образовательной сферы в странах ОЭСР. Там в последнее десятилетие расходы государства увеличились на 36%, а в Беларуси наблюдалась противоположная тенденция — сокращение бюджетной поддержки образования более чем на 20%.

Следует еще учесть, что если на одного студента в странах ОЭСР расходуется в среднем 13728 долл. США, в Беларуси этот показатель составляет всего 1957 долл. США. Этот показатель рассчитан по паритету покупательной способности, поэтому можно вполне корректно сравнивать его значения. Очевидно, что разрыв слишком велик, чтобы не сказываться на качестве образования. Мировые рейтинги университетов убедительно доказывают, что достижения лидеров неразрывно связаны с уровнем затрат на одного студента. Малобюджетное образование не может быть качественным. Об отставании Беларуси свидетельствует и еще один доступный в международных отчетах показатель: государственные расходы на студента в процентах от ВВП на душу населения. В нашей стране он составляет 15%, тогда как по ОЭСР он равен 42%.

За последние годы в Беларуси доля ВВП, которая расходуется на поддержку высшего образования, неуклонно сократилась с 1,1% в 2007 году до 0,7% в 2009. Этот тренд противоположен основным тенденциям наращивания доли ВВП, идущей на финансирование образования этого уровня в странах ОЭСР.

Прогрессирующее падение престижа белорусской высшей школы внутри страны

— Интернационализацией высшего образования мы тоже не можем похвастать?

— В международной статистике высшего образования студенческая мобильность считается важным показателем качества национальной высшей школы. Страны ОЭСР принимают, как правило, больше студентов, чем отправляют учиться за рубеж. В 2010 эти страны приняли в 2,9 раза больше иностранных студентов, чем отправили на учебу в иностранные учебные заведения.

Еще одним индикатором высокого качества образования в странах ОЭСР является опережающий рост привлекательности для иностранных студентов программ шестого уровня (аспирантура, докторантура) по сравнению с более низким уровнем высшего образования.

Последний отчет ЮНЕСКО 2011 года содержит информацию о потоках мобильности за 2009 год. Международная статистика показывает, что в 2009 году на программах пятого уровня за рубежом обучалось 30 396 граждан Беларуси (Россия 21 972, Польша 2 074, Литва 1948, Германия 1 755, Франция 514). Это составляет, согласно методике ЮНЕСКО, 5,2% от общего числа белорусских студентов пятого уровня или 4% от численности молодежи данной возрастной когорты.

Показатель чистой мобильности складывается не в пользу белорусского образования. На 2009 год, по данным ЮНЕСКО, въездная мобильность заметно уступала выездной — 24 334 человека или — 4,2%. Это достаточно тревожный знак для белорусской высшей школы, претендующей на высокую оценку качества образования. В развитых странах с привлекательной системой образования, как правило, баланс положительный.

Еще более тревожным показатель чистой мобильности выглядит при сравнении его с аналогичным показателем 2004 года. По данным ЮНЕСКО, в 2004 он составлял — 1,6%. За пять лет показатель чистой мобильности уменьшился более чем в 2,5 раза. При пересчете данных ЮНЕСКО с учетом специфики белорусских данных мы можем получить показатель чистой мобильности на уровне 5,7%.

Это похоже на ситуацию массового бегства белорусских студентов от национальной высшей школы, претендующей на место в топе лучших образовательных систем мира. Характерно, что увеличение выездной мобильности совпало с поворотом государственной образовательной политики в сторону самоизоляции белорусского высшего образования и реставрации советской модели высшей школы.

— Однако ведь с привлечением иностранцев в аспирантуру ситуация лучше?

— Формально, да. Опережающая популярность таких программ по сравнению с программами пятого уровня соответствует доминирующей тенденции в странах ОЭСР. По данным Белстата, в 2011 году в стране насчитывалось 4 968 аспирантов всех форм обучения. Из них 230 человек или 4,6% приехали из-за рубежа. За последние пять лет этот показатель повысился с 2,7% до 4,6%. На мой взгляд, не следует переоценивать привлекательность белорусских программ этого уровня.

Во-первых, показатель въездной мобильности на уровне 4,6% еще очень далек от уровня привлекательности таких программ в развитых странах. Считается, что он должен быть не меньше 10%. А у лидеров в этой области он превышает 20%. Во-вторых, отраслевая структура востребованности аспирантских программ иностранцами свидетельствует о том, что предпочтение отдается подготовке по гуманитарным и общественным наукам (56,5% всех иностранцев). Это не та сфера научных исследований, в которой Беларусь может похвастаться какими-либо достижениями. Соответственно, качество подготовки по таким программам не может быть высоким.

Таким образом, анализ процессов студенческой мобильности не свидетельствует о каком-либо международном признании качества белорусского высшего образования. Более того, выездная мобильность демонстрирует прогрессирующее падение престижа белорусской высшей школы внутри страны.

— Таким образом, сравнение систем образования Беларуси и стран ОЭСР не в нашу пользу?

— Взгляд на белорусскую систему высшего образования в межстрановой перспективе позволяет оценить эффективность образовательной политики в нашей стране лучше, чем это позволяет сделать национальная статистика. Очевидно, что в Беларуси не удалось найти баланс между доступностью высшего образования, его качеством и затратами на его финансирование. Белорусская высшая школа обеспечила впечатляющие количественные показатели охвата населения высшим образованием ценой не менее впечатляющего снижения академических стандартов и качества подготовки специалистов.

+ Какой диплом получит белорусский студент за четыре года?

+ В Беларуси на одного студента расходуется 1 900, а в странах ЕС — 13 тысяч долларов в год

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 1
  • Балл: 2