Журналист без «корочки» — тоже журналист

Обязательная аккредитация для работы на иностранные СМИ, отсутствие в национальном законодательстве понятия «фрилансер» и слишком узкая трактовка понятия «журналист», а также трудности доступа к получению информации и ее распространению — вот те серьезные препоны, которые мешают нормально работать белорусским журналистам, в первую очередь независимым.

Однако власти, отмечают эксперты, вовсе не торопятся решать эти проблемы: им выгодны такие ограничения, снижающие потенциал негосударственной прессы.

БАЖ отнес пакет депутатам

22 января руководитель Белорусской ассоциации журналистов (БАЖ) Жанна Литвина и ее заместитель Андрей Бастунец встретились с председателем комиссии по правам человека, национальным отношениям и СМИ Палаты представителей Андреем Наумовичем. Ему были переданы предложения БАЖ по изменению закона «О средствах массовой информации».

В документе, который Наумович обещал рассмотреть, содержится 15 конкретных предложений и формулировок, которые касаются как деятельности СМИ, так и работы самих журналистов.

Среди основных проблем БАЖ называет разрешительный принцип регистрации СМИ, слишком узкую трактовку понятия «журналист», отсутствие понятия «фрилансер», приравнивание аккредитации к разрешению на поиск, получение и распространение информации. Кроме того, есть проблемы с правовой защитой журналистов и деятельностью интернет-медиа.

Что касается аккредитации журналистов, то сейчас она также носит разрешительный характер, а БАЖ предлагает приравнять ее к признанию полномочий журналиста, чтобы создать более благоприятные условия для его деятельности. При этом отсутствие аккредитации не может становиться причиной запрета деятельности журналиста, полагают в БАЖ. Предлагается убрать из закона о СМИ запрет на работу журналистов иностранных СМИ в Беларуси без аккредитации.

Кроме того, в определении понятия «журналист» БАЖ предлагает убрать привязку к СМИ, а также наделить правом выдачи служебных удостоверений не только редакции, но и журналистские организации.

О бедном фрилансе замолвите слово

Андрей Бастунец в интервью БелаПАН отметил, что сегодня в Беларуси к фрилансерам относятся не только журналисты, которые сотрудничают с традиционными СМИ, не состоя в штате, но и все те, кто работает на интернет-ресурсы.

«Эти ресурсы не регистрируются в качестве СМИ, — сказал эксперт. — Соответственно, у журналистов нет возможности получить редакционное удостоверение. Достаточно большое количество журналистов сегодня работают как фрилансеры, и хотелось бы, чтобы они были более защищены».

Бастунец напомнил, что до 2010 года членам БАЖ выдавались удостоверения с надписью «Пресса» на обложке. «Но после предупреждения Минюста, поддержанного Верховным судом, БАЖ такое право утратила. Соответственно, правовая защищенность таких журналистов тоже уменьшилась», — подчеркнул собеседник.

Он отметил, что сейчас закон о СМИ предусматривает очень ограничительный подход к аккредитации.

«Мы же считаем, что она должна применяться только там, где по объективным причинам нет возможности обеспечить места для работы всем желающим журналистам. Например, ограниченный размер помещения, куда больше 20 человек пустить невозможно», — сказал Бастунец.

В Беларуси же, по его словам, аккредитацию используют везде, где только возможно. Особенно для иностранных корреспондентов. «Получается определенный нонсенс, когда белорусские граждане для того, чтобы заниматься журналистской деятельностью в Беларуси и сотрудничать с иностранными СМИ, должны получать на это специальное разрешение, которое могут еще и не дать», — отметил заместитель председателя БАЖ.

По его словам, такой порядок нарушает и Конституцию Беларуси, и Международный пакт о гражданских и политических правах.

Ярким примером, вновь привлекшим внимание к проблеме института аккредитации в Беларуси, Бастунец назвал ситуацию с журналистом Павлом Свердловым. На прошлой неделе стало известно, что МИД не продлил Свердлову аккредитацию в качестве иностранного корреспондента «Еврорадио». Без аккредитации же работать на радиостанцию рискованно — это может привести к закрытию корпункта "Еврорадио" в Минске.

Таким образом, мы имеем дело с фактическим запретом на профессию.

«И обжаловать отказы в аккредитации просто невозможно, потому что это не предусмотрено белорусскими законами. Получается такой замкнутый круг, который надо как-то размыкать», — подчеркнул Бастунец.

Ограничения на руку властям

В свою очередь, медиааналитик Павлюк Быковский отмечает: хотя прямой ответственности за работу журналистом иностранного СМИ без аккредитации в нормативных документах нет, «но есть ответственность, к которой привлекают в целом за невыполнение законодательства и неподчинение решениям прокурора». Поэтому проблема работы фрилансеров в Беларуси является довольно серьезной, соглашается эксперт.

Быковский напомнил, что такая норма вводилась во времена, когда «у правящего режима возникла потребность поставить ограничения для работы журналистов иностранных СМИ, в первую очередь для белорусских граждан, которые работали на российские медиа».

«Но и сегодня многие из журналистов, которые работают без аккредитации, особенно в регионах, подвергаются довольно серьезному прессингу со стороны правоохранительных органов», — подчеркнул эксперт.

Быковский также отметил, что для работы на белорусские медиа не требуется аккредитация, но возникает другая проблема: статус журналиста в Беларуси официально признается только за сотрудниками зарегистрированных СМИ.

«Фактически в стране отсутствует такое понятие, как свободный журналист, фрилансер, и этим мы довольно сильно отличаемся фактически от всего мира, где право называть себя журналистом приобретается по факту того, что человек начинает писать для разных изданий», — сказал Быковский.

Он подчеркнул, что для получения аккредитации при некоторых официальных структурах журналист должен быть именно штатным сотрудником СМИ. Например, такая норма существует для получения аккредитации в Палате представителей.

«Подобные ограничения сильно влияют на контакты журналистов с официальными лицами, — отмечает Быковский. — А вот если говорить о контактах с бизнесом и частными структурами, то там во многом все определяется более субъективными моментами — доверяют или не доверяют, знают имя журналиста или нет».

Отвечая на вопрос, почему чиновники не формализуют ситуацию с фрилансерами, Быковский отметил: «Для госчиновника вообще очень сложно понять сам характер отношений, которые возникают в журналистском цехе, понять, что такое фрилансер, почему он нужен. С другой стороны, речь все-таки идет о не очень большой социальной группе, которая хоть и может громко о себе заявлять, но не является настолько значимой для государства, чтобы в первую очередь рассматривать вопросы, связанные с нею».

Кроме того, властям удобно ограничение, которое разделяет тех, кто признан в качестве журналиста, и тех, кого таковым не признают. «Довольно часто это бывает хорошим инструментом, чтобы наказывать людей, когда они присутствуют на неразрешенной акции или когда пытаются снимать сюжет о проблемах на каком-либо предприятии», — отметил Быковский.

И безболезненно решить проблему без непосредственного участия чиновников невозможно.

«Государство могло бы изменить закон о СМИ и признать, что любой человек, который профессионально зарабатывает на жизнь журналистской деятельностью, является журналистом, что статус журналиста определяется тем, что человек декларирует свою причастность к этой профессии, а не тем, что какая-то редакция выдала ему «корочки», — резюмировал собеседник.

  • Оцени статью: