Эксперт: Школьные экзамены хотят превратить из спектакля в показуху

Поумнеют ли школьники, если экзамены у них станут принимать «независимые структуры», какое общественное мнение будет учитывать совет, созданный «при министерстве», и качество ли это, когда всех «стригут» под один стандарт — эксперты не высказывают оптимизма по поводу новых инициатив Министерства образования.

Закрытие школ убивает деревни

В последние годы учебный год в Беларуси начинается с закрытия 50-100 малокомплектных школ в сельской местности. В этом году закрыли 106 и реформировали 96.

Министр Сергей Маскевич объясняет это стремлением к улучшению качества образования, которое не может быть высоким в школе с одним учеником.

— Все же при переезде из маленьких в большие школы речь идет не столько о качестве образования, сколько об экономической выгоде государства. Не надо смешивать эти понятия! — возражает министру эксперт Агентства гуманитарных технологий Светлана Мацкевич.

В результате закрытия малокомплектных школ 25 тысяч детей теперь подвозятся к месту учебы. И это связано с определенными проблемами, отмечает репетитор Евгений Кисель, имеющий опыт работы учителем в сельской школе:

— В школе, где работал я, автобус ломался часто. И тогда дети попросту не доезжали до дома или до школы. Существует также проблема сопровождения детей. Да и создать универсальное расписание занятий не получается: у одного ученика четыре урока, у другого — семь. И дети вынуждены ждать друг друга, чтобы поехать домой.

Евгений Кисель считает недальновидным решение о закрытии малокомплектных школ, которое сегодня, возможно, и кажется правильным с точки зрения экономики. Так возникнет проблема трудоустройства учителей.

— Проработав долгие годы в сельской школе, теперь они могут оказаться под угрозой сокращения. В школе, где я работал, большинство учителей были из той же деревни, где она находилась. На работу учителя ходили пешком, — приводит пример репетитор.

Не будет школы, умрет деревня, говорит Кисель. Сейчас сэкономим, а затем потеряем, отмечает он.

— Эти меры ускорят вымирание деревни. Уже становится все меньше учеников в школах, а в сельской местности в особенности. Если будут создаваться дополнительные неудобства, ситуация будет только ухудшаться, — прогнозирует Евгений Кисель.

Но министр образования пообещал, что учителей пристроят в агрогородках, где качество образования будет значительно выше того, которое могут предоставить маленькие школы.

Главное — не навредить системе

Еще одна мера, предложенная для улучшения качества образования — проведение экзаменов за базовую школу независимыми структурами. Сегодня эти испытания организовываются самими учреждениями общего среднего образования.

— Целых девять лет педагоги учат ребенка, воспитывают его, проверяют, контролируют, а потом собираются вместе, чтобы его «проэкзаменовать», и о какой объективности тут может идти речь? Думаю, что оценивание, как во многих других странах, должно быть внешним, а комиссия — независимой, чтобы можно было потом сопоставить успешность детей из разных классов, разных школ и разных регионов, — цитирует министра образования БЕЛТА. — При этом мы должны помочь школам подготовиться к таким экзаменам: чтобы и требования были заранее известны, и экзаменационные материалы.

Эти предложения будут обсуждены на уровне специалистов министерства и подведомственных организаций, а потом — на самом высшем уровне. Главное — не навредить системе, считает министр.

Но есть и другие мнения.

— Наши дети зашуганы мелкими и крупными изменениями в сфере образования. Они уже всего боятся, — говорит Евгений Кисель. — От того, что появится комиссия, дети не поумнеют, и знаний у них не прибавится.

Школьные экзамены сегодня — это спектакль, в котором у каждого своя роль, отмечают многие учителя. На экзаменах происходит повальное списывание с одной целью — чтобы не написали на больший балл, чем оценка за год.

— Однако привлечение независимых наблюдателей превращает экзамены в показуху. Лучше рассмотреть существующую систему оценки знаний учащихся в школах. Пока же не редкость, когда дети говорят, что учитель никуда не денется, поставит «3» балла. Они знают: более низкая оценка становится проблемой учителя, а не ученика — такую ситуацию Евгений Кисель объясняет тем, что школы борются за рейтинг, стараются повысить его любыми доступными способами.

Кому нужен общественный Совет при Минобразования?

Еще одна инициатива Минобразования — создание общественного совета.

— В него войдут представители педагогической общественности, наиболее активные родители учащихся и другие заинтересованные лица. На обсуждение совета будут выноситься вопросы, связанные с практикой применения Кодекса об образовании, и другие актуальные вопросы, — поясняет Сергей Маскевич.

Эксперты считают, что Минобразования давно пора прислушаться к мнению педагогической общественности, родителей да и самих учеников. Другое дело, станет ли общественный совет местом, где на должном уровне будут обсуждаться качественные вопросы образования.

— Совет не может быть «при министерстве». Тогда он будет функционировать по образу и подобию совета ректоров. Это скорее игра в демократию, чтобы показать Европе, инвесторам, что у нас идут прогрессивные процессы в образовании, — высказывает свою точку зрения Светлана Мацкевич. — Общественные советы должны создаваться по инициативе представителей гражданского общества, а не сверху. Гораздо эффективнее было бы не создавать мифические структуры, а пойти на переговоры с независимыми общественными советами, рабочими группами, которые уже созданы.

А что такое качество?

Актуальным остается вопрос, как будут реализовываться инициативы. Можно изменять технологии, механизм, процедуру, но важно знать, что рассчитывают получить на выходе.

— В чем идея качества? Получить послушных деток, которые будут дружно поднимать ручки? Или воспитать мыслящих людей? Это разные вещи, — отмечает эксперт Агентства гуманитарных технологий Светлана Мацкевич. — В оценке качества важны критерии, согласно которым оно определяется. Есть ли они у Министерства образования, остается вопросом.

В условиях массового образования есть опасность, что всех учеников начнут грести под один стандарт, на который все ориентируются. Однако в массовых формах есть опасность потерять те единицы, которые не вписываются в средний вариант.

Согласно советским подходам, человек готовился под структуру, под производство. В современном мире образование первично, и квалификация кадров начинает создавать новые типы производства.

— Есть такое понятие — опережающее образование. У нас пока оценивается имеющаяся система экономической и производственной деятельности. Это все-таки прошлое, не будущее, — резюмирует Светлана Мацкевич.

  • Оцени статью: