Куда отправить лишних юристов?

Намерение Александра Лукашенко сократить на 25—30% кадры в госорганах поможет Минобразования решить наболевшую проблему с переизбытком желающих получить юридическое образование. Реформирование лишает их шанса занять уютное чиновничье кресло.

Министерство образования испробовало немало способов разубедить студентов, рвущихся в юристы, в престижности этой специальности и переориентировать их на профессии, в которых заинтересована белорусская экономика.

Прием на юридические специальности в этом году сокращен на 15%. При этом стоимость обучения на платном отделении повысилась. Для первокурсника один год обойдется в 14,95 миллиона рублей. Это на 2,5 миллиона дороже, чем на других специальностях.

Впрочем, эксперты уже раскритиковали этот способ регулирования повышенного спроса.

— Попытка заполнить места в вузах по специальностям, в которых заинтересована белорусская экономика, за счет высокой стоимости правоведения создает достаточно уязвимую систему, при которой юристами будут становиться только те, у кого есть деньги — а это уже серьезная социальная проблема неравного доступа, — считает член общественного Болонского комитета Владимир Дунаев. — А с другой стороны, это не решает проблему невостребованности инженерных специальностей, поскольку все равно люди на них не идут.

В то же время возвратить вложенные в обучение инвестиции после окончания вуза для юриста тоже становится невозможным. Зарплата колеблется от 1,5 до 4 миллионов рублей. А количество вакансий тает с каждым днем. Например, в профессиональной области «Юристы» на сайте RABOTA.TUT.BY их в 10 раз меньше, чем в области «Рабочий персонал», которая входит в топ-5 самых популярных у белорусов наряду с такими сферами, как «Продажи», «Информационные технологии, интернет».

Но несмотря на все эти обстоятельства в Белгосуниверситете на специальность «Правоведение» конкурс стабилен: в среднем четыре абитуриента на одно место.

Странные люди: выбирают профессию из соображений престижа, не обращая внимания на перепроизводство юристов и экономистов?

— Я не думаю, что потребитель образовательных услуг так наивен, что будет в течение двух десятилетий упорно вкладывать деньги в юридические специальности, хотя это не дает отдачи, — отмечает Владимир Дунаев. — По всей видимости, мы не представляем себе адекватную картину трудоустройства.

Эксперт предполагает, что получившие юридическое образование специалисты сейчас успешно пополняют ряды чиновничества.

— Я подозреваю, что это работает как мотив для тех, кто отправляет своих детей на юридическую специальность. С ней есть шансы устроиться на работу в горисполкоме, райисполкоме, администрации, — говорит Владимир Дунаев.

Однако последние заявления главы государства о сокращении на 25-30% штатов госслужащих разбивают надежды выпускников юридических специальностей на получение уютного чиновничьего кресла.

— В принципе юристов и экономистов (а они на рынке тоже в переизбытке) можно было бы использовать как образовательный потенциал для модернизационных сдвигов в экономике Беларуси, если они планируются. Иначе выпускники этих специальностей становятся балластом, — считает методолог Владимир Мацкевич.

Все дело в разворотливости системы. Например, в 1980-е годы, чтобы ответить адекватно на ИТ-революцию, устроенную Стивом Джобсом, СССР по потребовалось немало времени: нужно было время для подготовки преподавателей по новой специальности, еще пять лет потребовалось для подготовки специалистов.

— На вызов научно-технического прогресса в СССР отреагировали с лагом в десять лет. А в это время в Калифорнии, где наблюдался огромный переизбыток людей с высшим образованием, невостребованных рынком труда, эти специалисты, элементарно переучиваясь, освоили новые профессии, и новая ИТ-отрасль взрывным образом стала доминирующей, — приводит пример адекватного регулирования спроса и предложения Владимир Мацкевич.

Можно ли перепрофилировать многочисленных юристов в спасателей белорусской экономики?

 

  • Оцени идею:   
  • Проголосовало "ЗА": 7
  • "ПРОТИВ" : 12