О проекте
На стартовую


Поиск по сайту
Стоит почитать

Владимир Шаблинский: «Как я стал «колхозником»


06.06.2012  Татьяна Гусева, «Салiдарнасць»

В рамках проекта «Жизнь (не)обыкновенного белоруса» владелец хутора «Шабли» поведал «Салідарнасці», зачем купил домик в деревне, в чем солидарен с Лукашенко, и какие обещания он и лидер «Ляписов» дали друг другу двадцать лет назад.

Он пел в панк-группе «Шабаш», вел музыкальные программы на «Радио Би-эй», был директором культовой группы NRM и основал концертное агентство «Линия звука». А потом купил домик в деревне, дал ему имя на французский манер и сделал его меккой для любителей этно и рока.

Встречу Шаблинский назначил в минском «филиале» хутора Шабли – в домашнем офисе в районе Парка Челюскинцев.

— Я здесь родился и знаю каждое дерево. Весь парк был когда-то моим большим двором, — улыбается Владимир, приглашая в квартиру. — Поэтому место для офиса выбрали здесь.

Пока хозяин заваривает чай, оглядываю обстановку. Ни стола, ни холодильника на кухне нет. Со стены на меня смотрит портрет Шаблинского с битой. В отличие от себя сегодняшнего, он не похож на Путина.

— Владимир, а почему вы здесь с битой? — любопытствую.

— Это старая история. Я тогда был директором NRM, и на гастроли приходилось ездить с бейсбольной битой. В лихие 90-ые она была атрибутом делового человека. Кстати, бита именная. Жена привезла ее из Алабамы.

На стене в комнате — старая афиша с автографами музыкантов и поздравлениями с днем рождения.

— Когда-то мы собирались здесь с друзьями на посиделки, — рассказывает Владимир Шаблинский. — Теперь народ приезжает на хутор.

Два года назад я, коренной минчанин, проживший всю жизнь сознательно в столице, выписался из города, купил домик в деревне Малое Запрудье и стал колхозником, как смеется моя жена Оксана. Я влюбился в Воложинский край и понял, что хочу прожить там лучшую часть своей жизни. Этот хутор стал нашим домом. Четыре дня мы живем в городе, три — в деревне. Надеюсь, когда дети подрастут, мы с Оксаной полностью приведем в порядок дом, переедем и заживем. (Улыбается).

Я решил поднять хутор как агротуристическую усадьбу и теперь веду бизнес в сельской местности. Частное предприятие Шабли платит там налоги, и я этим очень доволен.

— Владимир, в чем, по-вашему, особенность ведения бизнеса в деревне?

— Городские жители, которые начинают бизнес на селе, в первую очередь, думают, как использовать налоговые льготы, предоставляемые законодательством. На мой взгляд, это неправильный подход.

Продолжение материала читайте здесь


Домашнее насилие: можно ли победить белорусских агрессоров американским оружием?

Белорусские студенты напичканы гендерными стереотипами

Сколько заплатит Путин Лукашенко за поддержку агрессии против Украины?

Припятская сенсация: белорусские ученые обнаружили новый для науки вид растений

Як доўга можна сядзець у кавярні з кубачкам гарбаты?






Спецпроекты "Завтра твоей страны"