Беларусь в стиле нэп

Последний оплот социализма в Европе рушится — Белоруссия стремительно поворачивает к рынку. Перестав надеяться исключительно на поддержку России, Александр Лукашенко вынужден отказываться от инструментов плановой экономики. Но адекватных либеральных реформ от Минска ждать пока не приходится.

Белорусское экономическое чудо, которым местные власти хвастались последние лет пятнадцать, имело две основополагающие особенности: Беларусь получала от России энергоресурсы едва ли не по внутрироссийским ценам, а Россия потребляла 80-85% белорусского экспорта. Но в последнее время Россия все чаще демонстрирует желание перевести отношения с Беларусью в рыночное русло. В области внешней политики Минск показал себя ненадежным партнером: безусловной поддержки Москва не имеет, кроме того, она устала от несговорчивости Александра Лукашенко в вопросах приватизации.

Беларусь пока еще получает дешевый газ (в 2012 году тысяча кубов обходится стране в 165,6 доллара), но это явление временное, и связано оно исключительно с согласием продать России газотранспортную систему. На днях вице-премьер Беларуси Сергей Румас открыто признал, что передышка эта ненадолго и стране нужно готовиться к повышению цен на голубое топливо. Экспортные пошлины на нефть Россия для союзника поднимает стабильно раз в год, а многочисленные «молочные», «мясные» и другие торговые войны показали Лукашенко всю бесперспективность зацикливания на одном рынке сбыта. Пришло время менять бизнес-модель, делать ее более эффективной. Вот только отказ от прежних устоев станет для большинства белорусов потрясением.

Дешево или жирно?

С 17 мая в Беларуси резко подорожали основные продукты питания. Говядина и свинина поднялись в цене сразу на 35%, молоко и кисломолочные продукты — на 10%, хлеб — на 5%. Таково распоряжение Министерства экономики, которое директивно устанавливает предельную отпускную стоимость для всех так называемых социальных продуктов — это хлеб, мясо, молоко, минеральная вода, крупа, бензин, лекарства, водка. Власть хорошо понимает, что удорожание знаковых продуктов неизбежно вызывает в обществе рост недовольства режимом. Поэтому Минэкономики сдерживало цены как могло на протяжении года после начала кризиса и почти 300-процентной девальвации национальной валюты.

Решение о повышении цен принято с целью «компенсации удорожания стоимости сельскохозяйственного сырья, сокращения убыточности производства социально значимых продовольственных товаров и насыщения потребительского рынка», пояснили в Министерстве экономики. Действительно, политика сдерживания цен стала загонять государственных производителей молочных и мясных продуктов в убыток. Частники же переставали обслуживать внутренний рынок и переключались на экспорт — даже несмотря на угрозу репрессий со стороны проверяющих органов. «Колбасу в России можно продавать по цене в три раза дороже, чем в Беларуси. Зачем мне работать себе в убыток? Чем я буду зарплату людям платить?» — сказал «Деньгам» владелец одного из мясоконсервных комбинатов в Белоруссии. При этом он признает, что приходится идти на хитрости: если проверяющие органы видят, что товар активно уходит на экспорт в ущерб внутреннему рынку, предприятие ждут санкции.

Но это не единственная проблема, к которой привела политика сдерживания цен. В Белоруссии имеет место дефицит дешевых продуктов питания. К примеру, государство установило максимальный ценовой порог для молока низкой жирности — и производители попросту перестали его выпускать, переориентировались на более дорогой сегмент, где ценовых ограничений нет. Пенсионеры, привыкшие покупать 1,5-процентные молоко и кефир, в буквальном смысле дрались за «социальную молочку» в магазинах. Очереди порой растягивались на два-три часа. Особенно серьезной эта проблема была в провинции. Между тем местные жители стали снимать «побоища» пенсионеров на мобильные телефоны и выкладывать в интернет.

Периодически с прилавков белорусских магазинов исчезают мясо и колбаса. И дело тут не только в малых объемах поставок. Жители приграничных регионов Беларуси возродили забытый с 90-х промысел — стали челночным способом вывозить колбасу, яйца, сметану, сливочное масло за рубеж. В России цены на эти продукты в 2,5-3 раза выше, чем у соседа, на Украине — в 1,5-2 раза. Александр Лукашенко недавно сокрушался по этому поводу: «У нас цена в два, а то и более раз ниже, чем у соседей. Но границу же не закроешь, даже на Украину, иначе они в ответ закроют свою границу от нас. И куда уходят наши дешевенькие продукты? Кто получает выгоду от этого, в чей карман текут эти денежки?»

Похожим образом вывозится за границу топливо. В соседней Польше оно стоит в 2,5 раза дороже, на Украине — на 70%. Чтобы хотя бы частично перекрыть этот полулегальный канал сбыта топлива, власти Белоруссии еще в прошлом году ввели правило: на собственном автомобиле белорусы могут пересекать государственную границу не чаще чем раз в семь дней.

Еще одна проблема, обнажившаяся в результате сдерживания цен,— убыточность отрасли торговли. Что касается продовольственных товаров, рентабельность белорусских магазинов, по данным Минэкономики, составляет всего 3%, в непродовольственной сфере — 7%. В прошлом году доходило до того, что многие директора магазинов на планерках в облисполкомах жаловались, что им нечем платить зарплату продавцам: всю прибыль съедали оплата электроэнергии, коммунальных услуг и прочие хозяйственные расходы. «Частные магазины сейчас открывают только психи. Затраты на открытие продовольственного магазина в текущих условиях работы могут быть окуплены только лет за пятнадцать»,— говорит руководитель одного из государственных магазинов в Бресте, пожелавший остаться неназванным.

Стало понятно, что экономическую политику пора модернизировать. И власти решили постепенно отпускать цены, приводить их к уровню партнеров Беларуси по Таможенному союзу. Для белорусов это означает грядущее подорожание товаров регулярного спроса и продуктов питания как минимум вдвое.

Ценники в стране сейчас меняются со скоростью раз в месяц. Еще 29 апреля в Белоруссии подорожали крепкие алкогольные напитки, причем сразу в 2,1 раза. Молоко тогда поднялось в цене на 10%, хлеб — на 5%. Руководитель отдела Белоруссии в Институте стран СНГ Александр Фадеев говорит, что цены в стране будут расти как минимум до конца года. Подвести их к российским в один прием Лукашенко не может, так как прекрасно помнит, что это чревато акциями протеста, пускай и мирными, «молчаливыми».

Заметим, что в 2011 году официальный уровень инфляции в Беларуси составил 118,1%. Власти прогнозируют, что по итогам 2012 года она удержится в рамках 40%.

«Очевидно, цены будут расти быстрее зарплат, и людям придется привыкать к падению покупательской способности своих доходов,— резюмирует независимый экономист Леонид Злотников.— В стране больше нет ресурсов для поддержания штанов. Объемы выплат по ранее взятым кредитам в 2013 году вырастут в разы, а притока иностранной валюты в страну от инвестиций не наблюдается». Эксперт особенно подчеркивает, что в сфере макроэкономики оснований для надежд белорусов на светлое будущее нет.

Всюду клин

Долгое время считалось, что едва ли не основная заслуга президентства Лукашенко — бесплатная качественная медицина в стране. Частных клиник в Беларуси почти нет, на вольных хлебах в основном стоматологи да гинекологи. Но и от этого бесплатного блага белорусам в будущем придется отказываться.

Еще в прошлом году Александр Лукашенко заявил, что граждане, которые уезжают из страны на заработки в Россию, будут лишены бесплатного медицинского обслуживания вместе с семьями. Дескать, «их там в Москве поломают, а потом они приезжают бесплатно лечиться». Но дальше слов в данном случае дело не пошло. Зато правительство Беларуси регулярно стало спускать поликлиникам и больницам план по оказанию платных услуг. И врачи часто назначают избыточные процедуры, лишь бы его выполнить. В этом году объем платных услуг населению в некоторых больницах втрое больше прошлогоднего, рассказывают их руководители. Вот так постепенно правительство хочет приучить белорусов платить за медицину — бесплатной она останется только для неимущих и многодетных семей. Прочие же через несколько лет смогут рассчитывать лишь на бесплатный первичный осмотр у врача. И уже сейчас все пациенты белорусских больниц покупают «за свои» шприцы, бинты и часть лекарств.

Также в стране быстро дорожает обучение в вузах. В последний раз его стоимость выросла 1 февраля — и сразу на 29%. К тому же если раньше Министерство образования пыталось держать долю платных мест по крайней мере в главных университетах страны на уровне 50%, то теперь оно намерено эту долю постепенно увеличивать. Государственное распределение при этом никто отменять не будет: выпускник вуза на два года отправляется работать туда, куда решит государство. Врачей распределяют и вовсе на пять лет, часто — в глухие деревни, фактически просто присматривать за стариками.

Скоро белорусам придется забыть и о социальном жилье. Раньше большинство молодых семей получало от государства льготный кредит на 40 лет под 6-12% годовых в национальной валюте. Теперь программы доступного жилья повсеместно сворачиваются, а без льгот белорусские банки готовы кредитовать граждан в национальной валюте только под 50-100% годовых. Здесь стоит упомянуть, что Нацбанк планирует ежемесячно снижать ставку рефинансирования, к которой привязана стоимость кредитов, на 1-2%. К концу года, прогнозируют в Нацбанке, она упадет до 19-22%. В настоящий момент ставка составляет 34%.

Еще белорусам сулят трехкратный рост цен на коммунальные услуги. Сейчас они, по словам представителей власти, оплачивают лишь 30% стоимости услуг ЖКХ. «Лукашенко давно говорил, что если люди хотят жить как в Европе, то и платить за услуги государству нужно по европейским тарифам. Похоже, эти слова не были пустой болтовней»,— комментирует экономист, руководитель аналитического центра «Стратегия» Леонид Заико. По его словам, необходимость в этом назрела давно, и единственное, что удерживало власть от «капитализации» Беларуси,— вероятность массовых акций протеста.

На работу — шагом марш!

В кризис белорусская власть взялась укреплять трудовую дисциплину. Милиция и налоговики вот уже год регулярно посещают с инспекциями магазины и патрулируют улицы, чтобы выявить тунеядцев, которые просто гуляют по городу, в то время когда должны находиться на рабочем месте. Если сотрудника любой госорганизации уличат в столь недостойном времяпрепровождении, его руководителю влепят выговор, а самого работника, скорее всего, уволят. В стране упорно ходят слухи, что власти введут административную ответственность за пока еще легитимный статус безработного.

У возврата к практике времен генсека Андропова в Беларуси есть несколько объективных причин. Прежде всего в стране остро ощущается нехватка квалифицированной рабочей силы, в том числе в сфере общественного транспорта. Например, Минск и областные города сильно нуждаются в водителях троллейбусов: средняя зарплата у них упала до 120-140 дол. в месяц, и тут же пошел отток квалифицированных кадров. До начала кризиса водитель троллейбуса в Беларуси мог претендовать на зарплату в районе 300 дол...

Не хватает Минску и дворников. Минувшей зимой, когда минчане жаловались на то, что во дворах некому убирать снег, власти приняли неординарное решение: на исправительные работы (в частности, на уборку территории) стали отправлять попавшихся проституток и нарушителей общественного порядка — алкоголиков и хулиганов. Начисленные им штрафы (от 10 до 1 тыс.дол.) все эти люди отрабатывали по стандартному тарифу 3-4 дол. в час. Просто заплатить штраф им не разрешали.

Чтобы сдержать трудовую миграцию (по данным опросов, 80% экономически активного населения хотя бы раз бывало на заработках, из них 84% — в России), власти используют административный ресурс. Госорганизации не хотят увольнять рабочих по их заявлениям об уходе по собственному желанию — угрожают увольнением по статье.

В Беларуси всегда было так: человек, однажды уволенный по статье за пьянство или прогулы, уже никогда не мог устроиться на другую работу в госорганы. Но теперь это никого не останавливает: зачастую люди уезжают на заработки в Россию, даже не забрав трудовую книжку в конторе. Особенно сильно в стране ощущается нехватка квалифицированных строителей, врачей, инженеров и архитекторов.

В общем, Беларусь, которая почти не изменила свое социально-экономическое устройство со времен СССР, постепенно отнимает у граждан привычные социальные блага, однако при этом худшие рудименты советской системы никуда не деваются.

  • Оцени статью: